Константин Никольский

Разделы новостей

Новости сайта [6]
К. Никольский [3]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Биография

Константин Николаевич Никольский

российский музыкант, сочиняющий и исполняющий музыку в стиле рок. Известен как сольной карьерой, так и по участию в группах «Атланты», «Цветы», «Фестиваль», «Воскресение», «Зеркало Мира».


Константин Никольский родился 1 февраля 1951 года. В 16 лет он играл на гитаре в легендарной московской группе «Атланты» - одном из первых проектов Юрия Айзеншписа. «Атланты» пели на английском языке и были бешено популярны. В «Атлантах» Никольский начал сочинять песни.

В 1974 году, после распада «Атлантов», Никольский присоединился к группе Стаса Намина «Цветы». В это время «Цветы» стали профессионалами, поступив на работу в Московскую областную филармонию. Однако Стас Намин был склонен к авантюрам (например, выдать на каком-нибудь комсомольском слёте соло из Джими Хендрикса), и очень скоро доигрался: в июне 1975 года группа «Цветы» была распущена решением худсовета филармонии. Никольский остался без работы.

«Нет, слава Богу, никакого бизнеса у меня нет. Я говорю «слава Богу» потому, что, если придется заниматься чем-то ещё, я скорее пойду доски строгать. Кстати, я сам делал гитары. Я двенадцать лет играл на гитаре, которую сделал сам. Я рисую гитары различной формы, потом их делаю. Правда, между появлением рисунка и самой гитары проходит лет пять-семь.»

Три года спустя Стас Намин легализовал группу (правда, названием пришлось пожертвовать) и пригласил Константина обратно. Первая же вышедшая синглом «Группы Стаса Намина» песня «Старый рояль» была написана Никольским. Впрочем, долго эти два человека уживаться не могли. В конце 70-х годов композитор Максим Дунаевский пригласил Константина в свою группу «Фестиваль», которая записывала музыку к фильмам («Д’Артаньян и три мушкетёра», «Ах, этот вечер», «Мэри Поппинс, до свидания!») и много гастролировала по стране. На концертах «Фестиваля» Никольский пел свои хиты – к этому времени он написал не только «Музыканта», но и «Ночную птицу». В 1979 его коллега по «Цветам» Андрей Сапунов стал участником только что появившейся группы «Воскресение» и принес в его репертуар множество песен Никольского, хотя сам он в этот период продолжал выступать с «Фестивалем» и заканчивать свое музыкальное образование. Так в репертуаре «Воскресения» появились «Музыкант», «Зеркало мира», «Поиграй со мной, гроза», «Я сам из тех...», «Ночная птица» и «Когда поймешь умом...»

«Мои песни стали известны в Москве до «Воскресения». «Воскресение» получило оформленный вид году к восьмидесятому, а мои песни еще в 70–м игрались на танцах, имели известность. Разные группы их играли, тот же «Аракс». Просили и брали мои вещи… В КГБ тогда приглашали поиграть несколько раз, в клуб на Лубянке (первый раз — когда была Олимпиада в Москве).»

Летом 1981 года и сам Никольский ненадолго примкнул к «Воскресению». Вместе с Алексеем Романовым, Андреем Сапуновым и Михаилом Шевяковым он участвовал в записи второго (и наиболее известного) альбома этой группы. Кассета с надписью «Воскресение-2», записанная за три ночи в подвале приемной комиссии старого здания МГИМО, разошлась по стране миллионными тиражами, но Никольского в группе опять-таки уже не было.

Он вернулся в «Фестиваль» и закончил музыкальное училище. С 1983 года выступал соло в концертной программе Ованеса Мелик-Пашаева «В едином ритме», сотрудничал с джаз-роковой группой «Галактика» и помогал записываться их бывшему барабанщику Виталию Бондарчуку. А в сентябре 1986-го собрал свою первую группу «Зеркало мира», название которой дала одна из его песен. Периодически меняя состав группы, Никольский продолжал выступать с «Зеркалом мира» до начала 90-х годов.

«Я же не композитор. Композитор, поэт, песенник - они сидят и пишут новые песни. Я вообще считаю, что музыка вся уже написана. Я немножко гитарист, музыкант. Какие-то тексты я написал на какую-то музыку. Чтобы было, что послушать самому и товарищам, вот и все. А получилось вроде как немножко пошире.»

Сейчас Константин Никольский работает соло. У него вышли альбомы «Я бреду по бездорожью» и «Один взгляд назад». Пару раз он принимал участие в попытках реорганизации «Воскресения», но так и не смог договориться с бывшими коллегами по поводу авторских прав. Изредка Никольский решается выступить с программой, составленной из все тех же старых добрых песен, в залах вроде ГЦКЗ «Россия» или Горбушки (как, например, в октябре 2000-го). Последней студийной работой Никольского стала запись композиции Александра Косорунина «Серый дождь» вместе с Александром Ивановым, Николаем Арутюновым и Сергеем Шипиловым.

1 февраля 2001 года Никольскому исполнилось 50 лет. В этот день юбиляр отыграл аншлаговый концерт в ГЦКЗ "Россия", а студия "Союз" выпустила первый официальный The Best Музыканта. Еще через месяц вышел двойной live-альбом, записанный именно в "России", на котором, в числе прочих, можно было обнаружить и три новые песни. По словам Никольского, не исключена и возможность записи полноценного нового альбома. Во второй половине 2007 года такой альбом вышел. Вначале на компакт-диске, а спустя некоторое время и на виниловой пластинке.

Википедия

СЛУЧАЙНАЯ ПЕСНЯ

Перед чертою

Пред чертой меж будущим и прошлым,
Где предстанет всяк по одному,
Все святое может статься пошлым,
Все простое сложным непонятно почему.
Годами радости и горя
Мы идеалам возводили пьедестал,
Но то ли не хватило воли,
Иль время потеряли в споре, -
Года поспели -- ты устал, и я устал.
Не потому ль мы всем довольны?
Душа в безделье так пуста.

Не сбежать из замкнутого круга,
В одиночку бед не превозмочь,
Обвиняя в слабости друг друга,
Не пытались мы друг другу чем-нибудь помочь.
Бесплодны начинаний муки,
И недоверье между ними как стена,
Твое лицо свело от скуки,
И не поет моя струна,
И лишь в объятьях ностальгического сна
Нам новых слов послушны звуки
И новых песен музыка слышна.

Много лет понадобиться может,
Чтоб понять, что жиэнь всего одна,
И для тех, кто в небе крылья сложит,
Вмиг смертельной станет поднебесья глубина.
Узнает каждый, что он стоит,
Что в мире вечно, что развеет время в прах,
Что сложное, а что простое,
Что пошлое, а что святое,
Но только тот докажет, что не на словах
Своей мечты был сам достоин,
Кто крыльев знал тугой размах.