Константин Никольский

Категории каталога

О Никольском [16]
Тексты песен [34]
Интервью [36]
Рецензии и анонсы [19]
Бывшие коллеги [5]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Тексты

Главная » Тексты » Интервью

(1997) Константин Никольский: "Я уже все написал..."
Вспоминаю свой прощальный школьный бал. Гремела музыка, мы самозабвенно танцевали. Близкая свобода пьянила больше полузапретного шампанского. А в это время в углу актового зала собралась группа ребят и девчонок. Не обращая внимания на рвущуюся из динамиков громкую музыку, они окружили неформального лидера нашего класса - Венечку. А тот, закрыв глаза, перебирал пальцами струны старенькой акустической гитары. И никто не замечал пульсирующего "Boney M" - все слушали, как Венька фальшиво пел странную, не подходящую для радостного вечера песню про какого-то грустного музыканта и его скрипку. Потом - про ночную птицу, чудесный портрет любимой девушки на стекле. "Это "Воскресенье", - прошептал кто-то из ребят, - они сейчас все в колонии сидят".
Мы переписывали тексты этих песен с шипящих магнитофонных лент, подбирали аккорды и искали хоть какие-то сведения о группе. Оказалось, что в загадочном ансамбле "Воскресенье" два лидера - Алексей Романов и Константин Никольский. Первый действительно сидел в тюрьме по глупому и явно надуманному обвинению в спекуляции билетами на собственный концерт. А запавшую мне в душу песню про музыканта написал Константин Никольский. Примерно с середины 80-х годов он начал сольную карьеру и продолжает выступать до сих пор. Популярность Никольского по-прежнему огромна: на концерте в Челябинске театр оперы и балеты был заполнен до отказа. Отлично отыграв программу, Константин в темпе отвечал на мои вопросы - через полчаса у него уходил поезд на Магнитогорск.

- Когда вам было 16 лет, так ли вы представляли свое будущее?

- В принципе да. Уже с 14 лет я начал активно музицировать - писал и пел песни на якобы английском языке. Мечтал, что их исполнят "Rolling Stones" или "Animals". Ну, дурак совсем был. Хотел играть в одной группе с великим гитаристом Эриком Клэптоном. У меня тогда гитара была самодельная, но очень крутая. Гриф для нее склеил из длинных чертежных линеек. Начертил лады, набил колки, натянул струны - солируй, если умеешь. Сейчас у меня дорогая фирменная гитара, но такого кайфового звука уже нет.

- В "Воскресенье" всегда было много творческих личностей - Романов, Маргулес, Сапунов. Как вы сейчас относитесь к их творчеству?

- Из бывших музыкантов "Воскресенья" сегодня серьезно можно говорить только о сольном проекте Алексея Романова. Он был настоящим лидером, автором множества "воскресенских" хитов, а все остальные - только басисты, гитаристы, ударники. Короче, лишь исполнители его стихов и музыки. То, что сейчас делает Алексей, мне очень нравится. Жаль, не хватает времени внимательно слушать все новые вещи. Но его творчество очень люблю, считаю Романова талантливейшим музыкантом, и зря пресса пишет о какой-то нашей ссоре.

- Романов за песни "Воскресенья" отсидел срок. А вы?

- Не один Леша в те годы принял на себя удар андроповской системы, мы все тогда пострадали, да и музыканты из других групп - тоже. Романову, конечно, пришлось тяжелее всех, он сидел 10 месяцев в тюрьме. Но это только часть всей истории, то есть та часть, которая официально попала в газеты. Рассказывать сейчас о тех временах и трудностях у меня нет желания - это тема для отдельного разговора.

- Константин, насколько вы зависимы от моды?

- Я не очень за ней слежу. По крайней мере свой внешний вид никак с изменчивой модой не соизмеряю. Главное, чтобы самому нравилось. Джинсы, рубашка, очки в простой оправе - это не имидж, я так повседневно одеваюсь, не думая о том, модно ли при этом выгляжу. По этой же причине не появляюсь на телеэкране. Мелькать не хочу. Ведь песни "Воскресенья" дошли до самых широких слоев публики без всякой телевизионной раскрутки. Да и зачем мне быть модным, у меня есть возможность спокойно сочинять песни, беспрепятственно работать в студии над их записью, выпускать альбомы. Если они кому-то нужны - купят, не задумываясь, модная это музыка или нет. И я тем более не желаю следовать популярному сейчас поветрию - делать из своих песен танцевальные ремиксы. И считаю опыты в этой области "Машины времени" и Владимира Кузьмина не слишком удачными. Не представляю, как люди могут танцевать под замикшированные в электронных ритмах "Синюю птицу" или "Мою любовь", разве что приняв какой-нибудь наркотик. Предпочитаю, чтобы мои песни люди слушали сидя.

- Ветераны рок-движения сейчас активно пробуют себя в роли телевизионных ведущих...

- (Резко перебивая). Только не это! Попасть в телевизор и учить людей, как печь блины, - ни за что! Предпочитаю с гитарой в руках выходить на сцену. И дело даже не в зарабатывании денег - я просто так чувствую. Ни одна из телекомпаний не предлагала мне место ведущего. И слава Богу.

- Ваш последний альбом "Один взгляд назад" вышел чуть больше года назад. Что произошло с вами за это время?

- Ничего выдающегося: работал. По стране ездили, выступали в московских ночных клубах. Я против них, кстати, ничего не имею, пусть даже под мои песни пиво пьют. Лучше это делать открыто за столиками, чем проносить бутылки в зал, тайком пить и прятать их от контролеров под креслами. За год особого творческого всплеска, если честно, не было. Есть испытанный репертуар, ансамбль, вот и занимался любимым делом - исполнением собственных песен. И у вас в Челябинске поиграли бы побольше, себе и публике в удовольствие (по-моему, некоторые зрители были недовольны, что мы закончили выступать всего через полтора часа), но торопились на поезд - организаторы установили довольно жесткий график гастролей.

- О поездке за границу не думали?

- Сам не думал, предложений выступить за рубежом пока не поступало. Да и кому мы там нужны? У западной публики свои кумиры, разве что перед эмигрантами из СССР играть. Но это не очень интересно - что, у нас в России, народу мало? Это раньше за границу ездили на гастроли, лишь бы за рубеж вырваться, посмотреть, как там, купить что-нибудь. Сейчас это не актуально. Поехать в Германию или Швейцарию для отдыха я не против, а работать можно и здесь.

- В "Воскресенье" вы работали в ансамбле, а сейчас - чистый солист. Это не мешает творчеству?

- А кто сказал, что я в своей нынешней группе выполняю роль диктатора? С ребятами, моими музыкантами, я на сцене уже семь лет - за такой срок вполне можно найти общий язык. Мы - группа единомышленников, по крайней мере, - в музыкальном плане, и все песни рождаются совместно. Сейчас вот готовим новый альбом, приходим на студию, беремся за инструменты и обсуждаем каждую композицию. Я как автор показываю мелодию, скелет будущей песни, а все остальное - характер, аранжировку - лепим сообща. Если всем нравится - оставляем, нет - переделываем.

- Новый альбом? Я что-то не услышал на вашем концерте ни одной свежей вещи.

- Новых песен у меня нет. Есть песни известные, менее известные и вообще ни разу не исполнявшиеся. Чего-то абсолютно свежего, сегодняшнего, не сочиняю. Я в своей жизни все уже написал. Иногда придет в голову какая-нибудь мелодия, музыкальная тема - копну в памяти, а, оказывается, я ее уже давно придумывал.

- Не кажется ли вам, что тем самым вы лишаетесь современного слушателя, что ваши поклонники остались там, в 80-х?

- Нет, у нас молодежи очень много на концертах, девчонкам и мальчишкам по 16-20 лет. Возраст музыканта не определяет возраст зрителя. Я, например, в 15 лет услышал "Beatles", и их возраст и знаменитость ничуть не помешали мне обалдеть от "Yesterday". Я не сравниваю себя с Ленноном или Маккартни, сам принцип важен.

Роман ГРИБАНОВ.
04-10-97 "Челябинский рабочий"
Категория: Интервью | Добавил: Admin (20.08.2008)
Просмотров: 2324 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

СЛУЧАЙНАЯ ПЕСНЯ

Песня о песне

Я вспоминаю временами,
Всех тех, кто сделал мир сильней,
Кто честной песни вынес знамя,
На горизонты наших дней.

Никто ту песню не обидел,
Как не теснил ей душу зря,
Просторна ей её обитель,
Людской любви моя земля.

Одни слова в мечту играют,
Другие живы той мечтой.
Одни надеждой умирают,
Другие снова рвутся в бой.

На горло петлю натяните,
Как песне ни туга петля.
Просторна ей её обитель,
Людской любви моя земля.

Пусть нет уж с нами тех скитальцев,
Чья жизнь иным не по нутру.
Пусть не коснутся больше пальцы,
Неукрощённых смертью струн.

На время песня не в обиде,
Назло земным календарям.
Просторна вечная обитель,
Как ветру вольные поля,
Людских надежд, людских событий,
Людской любви моя земля.

Тому, кто жил, как пел - без фальши -
Среди огней, среди теней,
Тому, кто видел много дальше
Чем горизонты наших дней,

Тому, кто в скорби и обиде
В нас песней веру в жизнь вселял,
Просторна будь её обитель,
Как ветру вольные поля,
Людских надежд, людских событий,
Людской любви моя земля.

Тому, кто в скорби и обиде
В нас песней веру в жизнь вселял,
Просторна будь её обитель,
Людской любви моя земля.